Добавить в "Избранное"
Навигация
Поиск
Рассылка



Отписаться
Экспорт новостей

rss2.0

Новости

Поездка в США министра иностранных дел КНР Ван И

Рейтинг: - | -
Добавлено: 03.03.2016

Поездка в США министра иностранных дел КНР Ван ИПовышенный интерес к визиту в США министра иностранных дел КНР Ван И, состоявшегося 23-25 февраля с.г., объясняется продолжающимся обострением ситуации во всём пространстве, прилегающем к восточному побережью КНР. Что чревато прямой конфронтацией двух ведущих мировых держав, в которую с высокой вероятностью окажутся втянутыми все страны Северо-Востока и Юго-Востока Азии.

Следует напомнить, что это уже третья встреча министров в течение одного месяца, что говорит о серьёзности проблем как в двусторонних отношениях, так и мире в целом, в котором США и Китай, как не раз заявлялось в последнее время, играют “особую роль”.

О содержательной стороне бесед Ван И с его американским коллегой Джоном Керри можно судить по их выступлениям в ходе встречи, тексты которых размещены на сайте Госдепартамента США. Важным источником информации является и выступление Ван И перед сотрудниками одного из ведущих американских мозговых центров, каковым является вашингтонский Центр стратегических и международных исследований.

Если до недавнего времени во внешнеполитической компоненте системы двусторонних отношений особое внимание уделялось южной части обозначенного выше пространства, то в последние месяцы не меньшее внимание обращается на процессы в его восточной, а также северной частях. Это объясняется возможным обострением ситуации в Тайваньском проливе, а также ростом напряжённости на Корейском полуострове.

Это не значит, что всё происходящее в последнее время в Южно-Китайском море (ЮКМ) заняло второстепенное место в ходе переговоров Ван И с Дж. Керри. Тем более что практические действия последних недель обоих главных участников опасной игры в ЮКМ не способствовали снижению темпов ухудшения складывающейся здесь ситуации.

Так, 30 января внутри 12-мильной зоны вокруг одного из искусственных островов в ЮКМ, де-факто контролируемого Китаем, прошёл ракетный эсминец ВМС США, что стало поводом для протеста МИД КНР. Спустя две недели тот же Дж. Керри выразил “очень серьёзные опасения в связи с развёртыванием Китаем ракет ПВО на спорных островах” в ЮКМ и заявил, что обсудит этот вопрос на предстоящей встрече с Ван И.

Что касается Тайваньского пролива, то здесь сохраняется ситуация, которую можно обозначить как “стабильная неопределённость”. Она возникла после победы Цай Инвэнь и возглавляемой ею Демократической прогрессивной партии в ходе состоявшихся на острове в январе 2016 г. парламентски-президентских выборов.

Пекин, Вашингтон и Токио (то есть главные участники игры вокруг тайваньской проблемы) и сам Тайбэй пока воздерживаются от шагов, которые могли бы резко нарушить сложившееся в последние годы в Тайваньском проливе статус-кво. Его прочность, видимо, начнёт проверяться после мая с.г., когда Цай Инвэнь пройдёт процедуру инаугурации на пост президента Тайваня.

Гораздо хуже развивается ситуация на Корейском полуострове. После периода колебаний с небольшой амплитудой в первой половине прошлого года она начала необратимо ухудшиться во второй половине. Апофеозом этого негативного тренда явились испытания в КНДР ядерного (вроде бы) устройства, состоявшегося 6 января 2016 г., и запуск 7 февраля спутника с помощью ракеты-носителя.

По мнению автора, эти акции стали очевидным внешнеполитическим “ляпом” (возможно, вынужденным) Пхеньяна. Ибо его следствием стал проигрыш почти всех участников игры в Северо-Восточной Азии, то есть того же Пхеньяна, Сеула, Токио и Пекина. Обе Кореи проиграли, потому что рост напряженности на полуострове делает совсем призрачной перспективу решения главной проблемы всех корейцев, обусловленной разделённостью недавно единого народа.

Японии придётся отложить перспективу налаживания отношений с КНДР, приобретающих важное значение в условиях сохраняющихся сложностей в отношениях с Южной Кореей. Нащупывание в период 2012-2014 гг. Токио и Пхеньяном тропы навстречу друг к другу проходило под предлогом решения так называемой “проблемы похищенных”.

Теперь, после того как Пхеньян заявил о прекращении их поисков (в ответ на присоединение Японии к санкциям в отношении КНДР), это окно возможностей для политики Токио на северокорейском направлении на неопределённое время закрывается. Что будет с удовлетворением встречено в Вашингтоне (а также, возможно, в Пекине).

О потерях КНР несколько позже, поскольку предварительно необходимо указать на выгодополучателя от очередной заварушки на Корейском полуострове. Таковым, несомненно, оказался Вашингтон. Главный международный полицейский всего периода после окончания холодной войны вновь вышел на сцену мирового политического театра в “белой рубашке”, позиционируясь в качестве основного борца с очередным “нарушителем международного права”.

Но, помимо приобретения Вашингтоном немаловажных сегодня “имиджевых” дивидендов, северокорейские ракетно-ядерные испытания поспобствовали решению одной из ключевых проблем американской стратегии в западной части Тихого океана. Она заключается в сохранении “передового базирования” в условиях нарастающей конфронтации с КНР. Перед лицом “ядерной угрозы” со стороны “северокорейского неадеквата” кто же теперь будет хотя бы заикаться о перспективе американского военного ухода из Южной Кореи.

Что касается (якобы) появления у КНДР потенциала ракетно-ядерного сдерживания США, то едва ли может вызывать сомнения тот факт, что со 100-процентной надёжностью он будет уничтожен упреждающим авиаударом, если такая задача действительно приобретёт неустранимую актуальность. Более 30 лет назад эффективность подобного удара была продемонстрирована на Ближнем Востоке, и с тех пор она только возрастала.

Так что демонстрация КНДР (опять же, якобы) наличия указанного потенциала играет весьма полезную для США роль при нулевых рисках в плане сохранения безопасности.

Существует, конечно, проблема (возможных) утечек из КНДР ракетно-ядерных технологий в другие страны. Но едва ли Пхеньян является главной причиной фактического краха международного режима контроля за распространением таких технологий.

Неубиваемые козыри приобретает Вашингтон и в игре с Пекином, которые, судя по всему, Дж. Керри выложил на переговорах с Ван И примерно в следующем оформлении: “Многоуважаемые наши главные геополитические оппоненты. В Пхеньяне сидят ваши парни, у которых (и вы не можете это отрицать) очевидным образом поехала крыша. Сделайте что-нибудь с этими надекватами. Сами и вместе с нами в СБ ООН.” Подобный пассаж вполне вписался бы в очевидную тенденцию роста раздражения в Пекине своим плохо контролируемым “младшим братом”.

Но поддержка Китаем весьма жёсткого в отношении КНДР американского проекта резолюции СБ ООН объясняется не только проблемами с “доставшим” Пекин “подопечным”, нарушающим запретительные резолюции СБ ООН, постоянным членом которого является КНР.

В последние месяцы в игре с Китаем на Корейском полуострове Вашингтон в очередной раз извлёк из рукава серьёзный козырь в виде утечек информации о возможности развёртывания в Южной Корее системы ПРО “промежуточной дальности” THAAD. Естественно, с целью “нейтрализации новых угроз, исходящих от Пхеньяна”.

Едва ли подобная перспектива будет иметь катастрофические последствия для китайской стратегии ракетно-ядерного сдерживания США. Хотя бы потому, что соответствующий потенциал КНР во всё большей степени перемещается на АПЛ. Но демонстрация указанного козыря несомненно поспособствовала сговорчивости Ван И в ходе переговоров с Дж. Керри, когда, видимо, и был окончательно согласован проект резолюции по Северной Корее.

По мнению автора, проведение последней серии ракетно-ядерных испытаний стало, скорее всего, актом отчаяния Пхеньяна после неудачных попыток в закулисном формате договориться с американцами о решении “проблемы денуклеаризации Корейского полуострова” (якобы сильно волнующей Вашингтон) на более или менее приемлемых для КНДР условиях.

Возможно, в Пхеньяне рассматривали эти испытания в качестве козырной карты в разворачивающейся на полуострове игре. Но уже сейчас очевидно, что она оказалась “дамой пик”.

До этого руководство КНДР довольно удачно маневрировало в навязанной ему в 2008 г. игре на обострение. Она началась с приходом к власти в Южной Корее президента Ли Мён Бака, не без основания называвшегося Пхеньяном “американской марионеткой”. В частности, относительно легко КНДР отделалась после проведения предыдущих ракетно-ядерных испытаний.

Но последние испытания проведены крайне не вовремя, что будет иметь для КНДР серьёзные последствия. Этот неутешительный для Пхеньяна вывод с неизбежностью следует из итогов визита Ван И в США.

Наконец, нельзя отказать в мастерстве ведущему международному актору, который вынуждает конкурентов на мировой политической сцене делать грубые ошибки в сложных ситуациях, возникающих в различных “горячих точках”.

Демонстрируется немалое умение в процессе игнорирования смыслового содержания пресловутого “международного права” без (в основном) формальных его нарушений. Такое может позволить себе только победитель в предыдущем глобальном конфликте, получившем название “холодная война”, и лидер современного мироустройства.

Всем же прочим полезно принимать во внимание это ключевое положение “реальполитик” (не имеющей никакого отношения к моральным аспектам человеческого бытия), прежде чем ввязываться в опасные геополитические игры. Складывающаяся для КНДР неприятная ситуация в немалой степени обусловлена недооценкой указанного положения.

Источник новости


Оглавление  |  На верх
Оценить:
Рейтинг: - | - Последнее: -

10 новых новостей


23-10-2016

15-09-2016

04-09-2016

27-08-2016

21-08-2016

17-08-2016

13-08-2016

13-08-2016

10-08-2016

08-08-2016
загрузка...
Загрузка...
Популярные новости
Загрузка...

Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
----

10 последних новостей
При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на www.ukr-portal.com обязательна!
Администрация Украинского Новостного Портала может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 5.1
Rambler's Top100